«Горячая линия»: 8 800 700 89 89
с 7:00 до 18:00 по будням (все звонки по России бесплатно)
О Фонде
Направления деятельности
О Фонде
Направления деятельности
26 июня 2020

Председатель наблюдательного совета Фонда ЖКХ Сергей Степашин о Е.М. Примакове: «Настоящая политика - проявить мужество и твердость, когда это нужно» - ИД «Комсомольская правда» от 26 июня 2020 г.

- Сергей Вадимович, пять лет нет с нами Евгения Примакова – одного из самых ярких политиков нового времени. Я его много раз видел, даже однажды с вашей помощью интервью взял. У меня сложилось ощущение, что в его неторопливости была какая-то основательность, искренность, какая-то мудрость.

- Абсолютно так… Потому что дипломатическая и политическая школа у него была такая: достойная, основательная. Советская, потом российская. Ну, и, видимо, гены, воспитание, семья, дом.

Ну, иногда Максимыч был очень взрывной. Хотя никогда это не показывал. Но держать удар и не хамить – это большое искусство.

- А как вы сумели с ним хорошие отношения сохранить, ведь именно вы пришли на смену Евгению Максимовичу на пост премьер-министра? Я знаю, он буквально до последних дней относился к вам с доверием.

- Есть вещи совершенно очевидные. Во-первых, и для меня, и для него эта отставка и мое назначение были полной неожиданностью. Я никого не подсиживал, как и он, кстати. Он прекрасно понимал, что шла игра, большая политическая игра и все было по-честному на самом деле. Да-да, даже в большой политике бывают честные отношения. Редко, но бывают. У нас так было.

- А какие у него были глаза, когда вы с ним первый раз встретились? Он уже не премьер, а на пороге - новый.

- У него - такие же, как всегда. Наверное, больше был не то что растерян, а переживал - я. Максимыч удар умел держать потрясающе. Этому надо учиться, конечно. Мы вдвоем только, два бывших премьер-министра, не писали заявления - просьбы об отставке.

- Чему научил вас Примаков?

- Не ломаться. Поручили – делай. Держать удар. Жизнь без должности не заканчивается, деятельный человек на любом месте может большую пользу принести. Достоинству и скромности. Служению не ради наград.

- Что, он отказывался от орденов?

- Когда из премьеров его сняли, Борис Николаевич (президент РФ Ельцин) хотел наградить Евгения Максимовича орденом Андрея Первозванного. Я говорю: да откажется… Товарищи попросили: побеседуй, уговори. Я, естественно, приехал к Максимычу. Он: «Серега, зачем мне это нужно?» Как я и ожидал…

Для меня Примаков - пример совести, чести. Совершенно открытый был, честный человек, очень доступный. В нем никогда не было чинушества. Комчванства, как называл это в свое время Ленин. Вот у Максимыча такого комчванства не было никогда, хотя занимал очень высокие посты еще в советское время.

А вот сегодня политика нашего МИДа – это политика Примакова. Абсолютно. Я рад, что традиции Примакова в дипломатии использует нынешний министр иностранных дел Сергей Лавров.

- То есть, развернуть самолет, отменить официальный визит в знак протеста, как он это сделал, когда начались бомбардировки Югославии?

- Нет- нет, развернуться легче всего. И послать куда-нибудь подальше – проще всего. А настоящая политика - уметь говорить, уметь отстаивать достоинство своей страны. Вот Примаков мог делать это с блеском. Но и «разворот самолета» тоже надо совершать вовремя – то есть, предпринять решительный и смелый шаг, когда это нужно. Проявить мужество и твердость.

Таким был Максимыч. И, уж если совсем откровенно, кабы Максимыч еще немножко послужил и пожил, наверное, у нас было бы другое СНГ. Потеря Украины и Грузии – это беда.

- А по линии журналистики – ведь Евгений Максимович был блестящим публицистом?

- Ну, это вам лучше знать. Он был журналистом от бога. Академик не липовый - блестящий ученый, арабист. Я считаю, что лучший в мире знаток Ближнего Востока.

- Когда вы мне помогли с ним связаться, меня знаете что удивило? Что он какие-то вещи повторял дважды.

- Ну, на самом деле, это методика ученого. Это методика преподавателя. Чтобы запомнили, уловили, записали и повторили то, что было сказано.

- Если я не ошибаюсь, вы были одним из последних, кто с ним встречался перед кончиной…

- Последней была жена Ира. А мы с Володей ( сыном Степашина – А.Г.) приезжали к нему в гости, на дачу. Посидели, поговорили. Ну, как сказать, это вот совершенно удивительное явление, когда власть человека не портит, а украшает. Ты знаешь, он никогда не играл во власть.

- Что из того разговора запомнилось?

- Слова: «Ой, Серега, я устал». Знаешь, это и о власти, и о жизни, наверное.

- А он знал, что его любовно называли Примусом?

- Конечно. Ну, Примус – замечательное прозвище. Примус – это же был уникальный прибор, который заправляют керосином и разжигают, чтоб готовить еду. Очень популярный в послевоенное время. С этим прибором полстраны было знакомо.

- На самом деле, слава Богу, что у нас больше нет примусов, а Примаков - есть. Остался в памяти.

- Вот это – точно! Людей такого калибра не забывают.

https://www.kp.ru/daily/27148.5/4242795/